Sola Scriptura или библейский фундаментализм.

Украина особенная страна. Христиане всего мира знают о свободе для церкви в Украине. И многие миссии открыли или только открывают свои точки присутствия здесь. Евангелие может свободно проповедоваться. Казалось бы, что может быть лучше для христианина? А на практике свобода оказалось сильным испытанием для верующих, и далеко не каждый в состоянии это испытание пройти.

То о чем я хочу поговорить – это о роли Евангелия в жизни современных верующих. Причем нет смысла обсуждать состояние вещей в относительно молодых деноминациях – они пробуют, ошибаются, сами признают свои ошибки, и не строят особых амбиций на свой счет, в конце концов они не претендуют на знание Истины в последней инстанции. Хочется же проанализировать как обстоят дела в моем родном братстве, которое очень люблю, и за которое крайне переживаю. Исторически сложилось, что Евангельские Христиане Баптисты всегда особо выделялись на фоне остальных конфессий своим консерватизмом, и я – убежденный сторонник библейского консерватизма, с ударением на слово «библейского», потому что на практике часто приходится сталкиваться с консерватизмом как с «верой отцов», которая не всегда является воплощением евангельского учения. Действительно, славянскому евангельскому движению пришлось не сладко. В то время, как в Европе и США в середине 20-то века христиане наслаждались относительной свободой, в СССР христианам приходилось как минимум сидеть в тюрьме за Библию, как максимум — умереть за нее.
Пружина напряженно сжималась, и когда с развалом советского союза и падением железного занавеса в Россию и Украину пришла свобода, эта пружина выстрелила. Теперь не надо умирать за Библию, теперь не надо нести личную ответственность за свои убеждения – христианство вдохнуло воздух свободы. И таким образом сформировалось особое отношение к Писанию: «Библия святая книга, потому что за нее наши отцы и деды были отправлены в ссылку, но лично мне нет необходимости быть столь радикальным в подчинении Писанию, свобода же!». И образовался своего рода неповторимый консерватизм со своими традициями и убеждениями. С одной стороны, как бы и веру отцов храним, и Бог с Его Словом нам тоже небезразличен, но при этом пользуемся свободой на всю катушку, совершенно не понимая как правильно в этой свободе жить. Нет, конечно, каждый уважающий себя баптист будет до последнего отстаивать то, что Библия для него авторитетна, и нет авторитетов выше, но на практике это получается далеко не так. Для кого-то Писание авторитетно там, где это выгодно, а когда приходится несладко, то ищут ответы где-то еще; для других же Слово Божье руководит жизнью только в тех сферах где Оно (Божье Слово) дает громогласный и понятный ответ (как например: «Не кради»), в остальном же ищут ответы кто на что горазд: кто полагается на водительство Духа, совершенно не понимая, как это водительство происходит, и путая его (водительство) с самоубеждением или элементарным обманом, кто-то откланяется в сторону рационализма, считая свой разум основой всего, и лишь немногие относятся к Библии, как к богодухновенному Слову Божьему в котором есть все необходимые нам ответы. Таким образом формально провозглашая «Sola Scriptura» или «Только Писание», мы недалеко ушли от православной традиции с их «Одно Писание», когда наряду с авторитетом Библии есть множество других авторитетов. Вот это меня и беспокоит. Я все больше наблюдаю в наших церквях формальное отношение к истине в противовес буквальному. И дело тут далеко не в непонятности самой истины, а в том, что престол нашего сердца занят кем-то другим, а не Христом.

Так говорит Господь: небо — престол Мой, а земля — подножие ног Моих; где же построите вы дом для Меня, и где место покоя Моего?
Ибо все это соделала рука Моя, и все сие было, говорит Господь. А вот на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим.
(Ис.66:1,2)

Бог ясно говорит о своем желании царствовать в сердце человека и это царствование заключается в:
— нашем смирении перед Ним,
— сокрушении Духа,
— трепете перед Словом Божьим.
Если я не трепещу, подчиняясь истинам Писания, если я не готов сражаться до крови, то на престоле моего сердца нету места Богу.
Само Писание провозглашает нам принцип «Только Писание», с ярко выраженным акцентом на слове «Только». Давид так относился к Божьему Слову, когда писал: «Удел мой, Господи, сказал я, соблюдать слова Твои» (Пс.118:57). Давид видел всю свою жизнь только в подчинении Писанию и никак иначе – таких убеждений и я держусь.

Библия — достаточное завершенное откровение, в котором есть ответы, на все вопросы для нашей земной жизни. Это откровение истинное и непогрешимое, в нем нет ошибок.
Библия — это истина, которую нельзя трактовать двояко, каждое слово в ней было записано с одной лишь определенной целью, и сам Бог проконтролировал запись этого слова.
Библия должна руководить нашей жизнью, а не наша жизнь должна подминать под себя истины Писания, перекручивая их. Поэтому с церковной кафедры должна звучать библейская разъяснительная проповедь помогающая понимать непростые места Писания и побуждающая к подчинению Богу, а не проповедь в которой фрагменты Писания подгоняются под обстоятельства.
Эти убеждения — фундамент моей жизни.
Всем сердцем хочу чтобы через меня и через мою церковь был прославлен Христос. Это наше предназначение, для этого мы и живем! Боже учи нас верности, учи послушанию!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.